Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Художественная Школа

Учёба : Художественная Школа

Быстро, может даже слишком, проходит наше детство (


То время, когда, хотя и под надзором взрослых, но всё же мы можем себе позволить не думать, да и не знать о сложностях дальнейшей самостоятельной жизни.


Вот и этот мой рассказ я прежде всего посвящаю всему чистому, конечно же наивному, что связано с моим детством.


Мой папа был художником, очень талантливым, но не особенно счастливым, хотя, став уже взрослой, уже после его ухода из этой жизни, я стала гораздо чаще мысленно обращаться к его словам и, конечно же благодарить, за всё, что он делал для нас.


Может где-то там, далеко от нашего повседневного понимания, его душа смотрит на меня и что-то ласково шепчет


На расстановках по Хеллингеру со своим близким другом мне даже удалось немного пообщаться с душой моего отца, но это я как всегда отвлекаюсь от основной темы.


Рисовать честно говоря я не очень люблю, хотя рисую хорошо, такой вот парадокс.


Я просилась в музыкальную школу, и двое моих средних детей её таки закончили, а меня вот отдали в художественную, за неё было меньше платить.


Меньше шума, да и жили мы тогда впятером на 18 метрах в коммуналке, тем более, что родившийся в мои 8 лет, мой младший брат, как и собственно теперь, фактически, удалил меня на улицу из жизни моих родителей. Он был очень болезненный, и даже ночевать мне часто приходилось у бабушки с дедушкой.


Однако мой отец очень хорошо умел играть на балалайке, моя мама пыталась отдать меня на домбру, потому, что это было бесплатно, но мне как-то не захотелось (


Надо отметить, однако, что даже музыкальная руководитель в детском саду, моих детей, фактически уговорила меня подготовить и отдать их в музыкальную школу, из-за идеального слуха, так как я даже особенно не представляла себе, весь алгоритм этого процесса. Да и мой муж, и его родственники с большим сарказмом отнеслись к этой затее, хотя теперь он гордится успехами детей.


Тогда, в детстве я очень удивилась, когда соседская девочка училась и в художественной и музыкальной школе одновременно. Но я была может не слишком настойчивая, ведь у моей бабушки пианино-таки было.


Снова как-то память тянет в другую сторону )


Сначала, в свои 8 лет я вместе с подругами записалась на рисование, но они быстро ушли в танцевальный кружок, и я вместе с ними, и вот до 11 лет я с удовольствием занималась танцами, потом к стати могла вполне поступить уже в подростковую хореографическую группу. Я тогда какое-то время занималась и прыжками в воду, и тренеры отмечали мою гибкость.


Но к 12 годам я как-то стала более серьёзной и уже сама снова сдала экзамены в уже другую художественную школу. Мой младший сын тоже закончил ДХШ собственно по моему почину, и старшая дочь, вот любит рисовать.


Сначала приходилось ездить в школу на автобусе, а потом уже, мы наконец получили долгожданную квартиру и сама школа переехала в новое здание и тогда уже она стала совсем близко.


Мой отец опять же принёс откуда то мольберт и я иногда на нём рисовала дома, и мои дети тоже на нём же какое-то время могли рисовать пока мой бывший муж не спросив даже меня, отдал его кому-то, ладно, если для хорошего дела.


Снова почему-то отвлекаюсь, уж так есть.


Итак изначально школа находилась в тихом дворике, заросшем травой, как на картинах Поленова. Это был старинный одноэтажный деревянный уютный домик. Сразу после сеней располагалась учительская святая святых. А по обе стороны от неё два класса. Всё несло атмосферу живой истории и таинства. На стенах естественно висели картины, на столах стояли натюрморты, в зале были обычно расставлены мольберты, или они потом стопочкой гнездились в уголке.


Когда я сдавала экзамен, мне предложили нарисовать куб, я быстро справилась, но сказала, что он очень пустой и предложила дорисовать на его сторонах цветочки )


В классе всегда было весело, когда приходили нас проверять учителя, мы сидели тихо, а когда были одни, то в общем тоже не очень громко, но весело переговаривались )


Мы все учились в разных школах и даже были разного возраста. Поэтому до следующих занятий набиралось, чем поделиться. У нас был сильный класс, тем более, что требовалась усидчивость и мы сдали экзамены. Мы реально старались рисовать хорошо. Лучшие работы отбирали в фонд школы, хотя естественно лучше бы мы их хранили дома для памяти для детей и внуков.


Наши мольберты были деревянные и уже повидавшие на своём веку. Их углы от кнопочных дыр расслаивались, и часто бывало, что мы сажали занозы в пальцы.


Один раз я не смогла её извлечь и она болела. Я пошла тогда в учительскую и попросила нашего преподавателя по рисунку огромного такого симпатичного мужчину, помочь мне её достать. Он нашёл иголку, прожег её над спичкой для дезинфекции и с трудом, но избавил меня от этой напасти.


Он был очень весёлый и часто нас смешил. Придумывал нам забавные, но не обидные прозвища, обычно мальчикам, так как в основном приходилось их, несмотря на долгое сидение на плоских табуретках, дальше мотивировать заниматься. Его звали Серафим очень редкое имя, иногда Шестикрылый)


Много улетело времени с тех пор. Когда мне было уже 14 лет, как-то для наброска кто-то захотел нарисовать парня, держащего девушку на руках. Так как я была довольно худенькой, решили, что именно меня и будут держать. Бедный наш Серафим, я не слишком к нему прижималась, поэтому руки его вскоре стали дрожать.


Как-то приехав к родителям, мы разговорились о наших учителях. Мой брат так же учился у них же.


Мама рассказала, что директор школы, тоже очень хороший и добрый человек, поднявший уровень техники рисования для поступления в вузы, уже умер. Серафим потом стал директором, но в 90-е опять же недостаток финансирования, возрастные уже трудности, подкосили и его богатырское здоровье, тем более, что он много курил. В учительской обычно стояли начатые работы наших учителей, ими можно было безусловно гордиться.


Мне больше нравилась живопись, краски это же красиво! А учительница по живописи маме говорила, что рисунок у меня лучше получается, наверно я очень хотела угодить нашему Серафиму. Хотя однажды, он стоял сзади меня, и глядя на мой шедевр, шёпотом конечно, что-то нехорошее, как помню буркнул. В нашей семье никогда не ругались, поэтому мне было смешно )


Звал нас храпоидолами )


Была у нас и история искусств. Мы любили смотреть в темноте диапозитивы с красивыми картинами и слушать интересные истории, но тогда жизнь художников, даже выдающихся, была для нас чем-то сказочным. Мы мало представляли, а как сложится наша судьба. Обычно с телевизора нам обещали, что будет всё хорошо и мы естественно верили в это.


И рассказы о нищете художников и другие мрачные батальные вещи, проходили мимо нас как просто прошлое, не более того.


Мы тихонько хихикали, глядя на обнажённую натуру, ведь все мы тогда хоть изредка ходили в баню. Ничего особенно не было для нас святым в нашей атеистической стране. Но не пошлым!


Уже будучи замужем за в общем-то интеллигентным человеком, для меня долго оставалось не понятным, странное на мой взгляд, его и его друзей отношение к женщине вообще, к красоте.


Это было привито нам нашими тоже в чём-то идеальными учителями, а жить дальше всем пришлось в далеко не идеальном мире.


Мы жили без мобильных телефонов, да и домашние телефоны были далеко не у всех. Поэтому и ещё при разнице в возрасте и местах наших домов (некоторые ездили издалека), особенного общения вне стен школы, как-то не было.


Однажды мы с мамой ездили за покупками в метро. И вдруг я увидела мальчика из нашей группы, он был большой, красивый, талантливый и старше меня. Однако он поздоровался со мной и мамой. Я даже удивилась. Обычно на уроках ему делали много замечаний по дисциплине.


Конечно мы все давно выросли. Вот теперь иногда находим друг друга в соц сетях все такие уже совсем взрослые. А хихикаем по прежнему. Какое-то ощущение того родства остаётся к счастью навсегда.


Летом обычно у нас была практика пленэр. Было опять же весело.


Мы ездили довольно далеко с нашими учителями. Один раз электрички долго не было и мы пошли пешком по этой узкоколейке, щебетали птички, рядом с рельсами цвели даже ландыши. Потом уже в этом месте я была в качестве психолога на огромной огороженной частной территории.


Мы рисовали в монастырях, на ферме животных и мн. др.


Обычно нас всех разглядывали с нашими этюдниками, а мы конечно гордились, что мы такие молодцы.


Были у нас и уроки композиции и скульптуры, нас даже фотографировали для нашей местной газеты.


И даже в общеобразовательной школе, летняя практика для тех, кто учился в художественной школе, заключалась в рисовании стендов и другом оформлении.


Моя младшая дочь теперь директор правда музыкальной школы.


И я всегда напоминаю ей, чтобы она написала своим учителям, которые вложили частичку своего сердца для того, чтобы она вот теперь стала учителем.


Естественно её и самой пришлось и с моей помощью, и её отца двигаться по жизни, но я её просто просила, чтобы она порадовала своих, уже ставших пожилыми учителей.


Источник: rirl.ru
К списку статей
Опубликовано: 10.07.2020 17:20:16
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

учёба

Категории

Последние комментарии

© 2006-2020, credify.online